Модно – не то слово!

05.08.2019

Северодвинская «Новая газета» с репортажем о том, как Николаю Терюхину удалось сделать историю и традиции современным брендом. 
 
Николай Терюхин, – пожалуй, самый известный кутюрье нашего региона, который уже много лет успешно продвигает идею современного костюма с традиционными северными мотивами. И не подумаешь, что некоторые модели, в которых хоть сейчас в свет, сшиты из старинных половиков! Откуда такая философия моды – беседуем с самим автором. 
 

«Душа» в заплатках

Николай Борисович, как у вас появляется идея новой коллекции?
 
– Она может идти от настроения, погоды, ткани или темы. Коллекция «Шерлок Холмс», например, сделана по мотивам одежды Англии того времени.– А с каким материалом больше нравится работать?
 
– По настроению. Сейчас  с набойкой по льну Елены Диковой.
 
– У вас уже более ста коллекций. Есть особенно дорогая?
 
– Коллекция интересна, пока её выдумываешь. После первого показа я теряю к ней интерес  как ребёнок. Надо всё время творить, не застаиваться.
 
 
 Тогда так: какая вызвала больше интереса специалистов?
 
 Наверное, «Душа» 2016 года  она спровоцировала и отклики, и споры. Музейные работники недоумевали, почему я режу ткани, которым более ста лет. Они были собраны в экспедиции в деревнях и находились в непотребном состоянии  были в дырках, заплатах, перештопанные. Мы их почистили, отреставрировали и сделали из них современные костюмы. Дали им новое звучание, а иначе они провалялись бы на чердаке и были съедены молью.
 

Путь в кутюрье

– У вас нет специального образования: в мире моды это исключение или, скорее, правило?
 
 Да, такое встречается.
 
 Почему выбрали творческую стезю?
 
 В школе я был большим активистом  и октябрёнком, и пионером, и комсомольцем, оформлял стенгазеты. Мне нравилась история, и первоначально я поступал в пединститут на историко-филологический факультет. Но не срослось, и я пошёл в колледж культуры.
 
 Когда осознали, что будете модельером?
 
 Получив диплом руководителя танцевального коллектива, я попал в театр моды «Чайка»  хореографом и манекенщиком. Мы были одним из первых составов, всё было ново и интересно. Могли покупать вещи из коллекций и одеваться не как все. Там у меня появился и интерес к шитью.
 
Коллекция Николая Терюхина «Откудова экой фасон», 2004. В 2005 году представлена в Париже на фестивале «Дни российской моды в Европе».
Сейчас коллекция находится в Государственном музейном объединении «Художественная культура Русского Севера».
 
Шить я не умел совершенно – попросил девчонок из «Чайки» сделать мне выкройку, а потом создал по ней рубашку. Естественно, она была далека от идеала. Позже я научился делать манжеты, воротники, новомодную обработку. Когда мы поехали в Америку, мне сшили рубашку из павловопосадских платков (ткани тогда не было, а платки можно было достать)  чёрную с красными цветами, в русском стиле. Потом её на мне увидела актриса Александра Яковлева (фильм «Экипаж», «Чародеи»), и попросила сшить ей такую же.
 
Костюмы от Терюхина примеряла не только Александра Яковлева, но и артистка Клара Новикова. Одежду кутюрье носят в Архангельске, Москве и, единично, за границей. Часть его коллекций находится в музее Малые Корелы и Архангельском музее изобразительных искусств.

Коврики как вдохновение

 Этот случай и подвиг вас создавать костюмы?
 
 Нет, шитьё для меня тогда было хобби. Позже я стал работать в центре «Бурда-моден» в Архангельске с обилием пуговиц, ниток, тканей, научился снимать выкройки с журнала и стал вникать в технологические вопросы. А потом занял второе место на всероссийском конкурсе на приз «Бурда-моден» и начал шить уже при собственном агентстве.
 
 90-е, наверное, были временем свободы, экспериментов, первых ошибок…
 
 Это было время поиска. Мы были молодыми, всё-время хотелось чего-то нового. Много выступали с коллекциями, делали шоу в ночных клубах Архангельска, Северодвинска, Новодвинска. Видите, какие смешные первые коллекции,  показывает модельер фотографии.  Русским стилем и не пахнет. Вначале всё было фантазийное. Коврики уже потом пошли.
 
 Но как они вообще могут вдохновить на какой-то костюм?
 
 Тканые половики никогда не повторяются, поэтому вещи из них получаются уникальные.
 
 – Почему у вас вообще появилась русская тема? Ведь в 90-е хотелось забыть традиции и пробовать всё европейское.
 
– Мне это интересно как выходцу из деревни. Я также собираю старые костюмы и утварь. Хочется это сохранить и изучить, чтобы создать что-то новое.

Тетрадь забытых песен

 Интерес к корням у вас от мамы Нины Васильевны?
 
 Да, она пела в фольклорном хоре деревни Марьина Гора под Карпогорами, где живёт и сейчас. Никогда не шила, но швейная машинка в доме была.
 
 Слышала, что с записи её исполнения списывали старинную этнографическую песню для Пинежского землячества.
 
 Возможно, она знает много песен от своей мамы Анисьи Осиповны. Участницы хора часто собирали бабушек, помнивших дореволюционные песни, и записывали слова. Оказалось, что этих песен больше нигде не поют. Сейчас уже мы с мамой садимся: она диктует, а я записываю текст — успокоить себя, что это всё не уйдёт.
 
 Она гордится, что вы сохраняете культуру, в которой она вас растила?
 
 Да, гордится.
 
«Надень народное на День России», Екатерининский парк. Коллекция «Сделано на Пинеге» по мотивам вязаных пинежских варежек.
 
– В вашем собрании костюмов что самое раритетное?
 
 Наверное, пинежский костюм повязочницы конца 19  начала 20 века.
 
 А чем вообще отличался пинежский костюм?
 
 Праздничным вариантом  большим нарядом. В нём незамужняя девушка выходила на мечище (смотрины). Она должна была показать всё, что у неё в запасе: две-три рубахи, юбки, сарафаны, коротёны, платки, янтари, цепи, повязку. В таком костюме нельзя было быстро ходить и танцевать.

Потерянные поколения

 Русский мотив очень популярен в мировой моде, встречается в коллекциях Лагерфельда, Гальяно и других. В чём причина такого интереса?
 
 Культуру нашей многонациональной страны и той же Франции не сравнить. В каждой деревне Архангельской области есть свои традиции и особенности костюма. Это и интересно.
 
 Но наши люди в быту предпочитают иностранную этнику. Не гордятся своей или не могут купить одежду с русскими мотивами?
 
 Мы потеряли несколько поколений в воспитании русского человека. В советское время костюмов, созданных с учётом традиций, в магазинах было много. В 90-е на прилавках появились привозные футболки и джинсы, стоившие дешевле. Тогда всё и сошло на нет.
 
 Что нужно, чтобы людей, ценящих традиции, стало больше?
 
 Время и определённая политика. Три года в Москве, например, проходит акция «Надень народное на День России». Идея пошла по городам, но в Архангельске её пока не оценили. Хотя у нас сподвигнуть на такую акцию можно много людей, которые состоят в землячествах, изучают русский костюм и пытаются шить в традиции.
 
 А ваши модели как чувствуют себя в такой одежде: им нравится то, что они носят?
 
 Да. Поэтому нас каждый год и приглашают показывать коллекции, в том числе  других модельеров. Могли бы сказать: у нас тут пол-Москвы моделей. Но нет  оплачивают перелёт туда-обратно, чтобы я обязательно был со своими манекенщицами. Они вникают в образ с первого раза и умеют показывать это душевно, по-русски. Ведь большинство из них  внучки тех же деревенских бабушек.
 

ЛЮБОПЫТНО
 Недавно на показе в Москве ко мне подошла женщина: «Вы Терюхин? Костюм на мне узнаёте?» Оказалось, она из Сибири, ей достался кусок ткани и сарафан в клетку, и года четыре она думала, что с ними можно сделать. А потом увидела в интернете мои работы, и всё срослось. Было приятно и неожиданно: значит, не просто так мы всё это делаем. 

Очаровав Милан и Нью-Йорк

 Вышедшая недавно в Италии книга «Teruhin» не может не впечатлить. Почему о северном модельере решил рассказать за границей?
 
 
 Автор книги  выходец из Архангельска, с которым мы знакомы по общим проектам. Он, переехавший жить в Италию, занимается издательской деятельностью и два года назад предложил мне участвовать в создании книги. Понимая, как это дорого, я не стал бы в это вникать. Да и кому-то что-то доказывать уже не собираюсь. Но если человек считает, что это нужно показать  ради бога.
 
 Книгу представили на Неделе моды в Милане, её продают в модных магазинах по всему миру. А для вас самого какой подиум был долгожданным?
 
 Подиум Всероссийского фестиваля «Русский костюм на рубеже эпох» в Ярославле в начале 2000-х, он тогда проходил впервые. Видя, что у других в коллекциях короны, стразы, вышивка, а у меня  ситец, пуговички и всякая дребедень из остатков, я уже спокойно паковал чемоданы, не надеясь попасть на гала-показ и награждение. Гран-при тогда для меня стало шоком. Через два года я снова взял высшую награду и после этого участвую в конкурсе в качестве жюри.
 
 Самым важным своим достижением что считаете?
 
 То, что живы и здоровы мои родные и мама, и мы не просто братья-сёстры  мы одна семья. Что остались в моей жизни верные друзья. Что есть хорошая команда, которая участвует со мной в создании и показе костюмов. Что я нашёл верных, добрых, отзывчивых, талантливых, преданных, ответственных, умных и воспитанных людей. И всем этим очень дорожу.
 
Беседовала Екатерина КУРЗЕНЁВА
Вверх